Дедушка и мальчик сидят спиной на лавочке около моря, старик показывает внуку на волны и что-то рассказывает.

Хороший человек, рассказ о дедушке, который научил соседского мальчика не только тонко чувствовать жизнь, но и понимать, что значит быть хорошим человеком.

Смотрю на свои руки:

«Странно, когда они успели стать такими старыми?»

Смуглая кожа, тонкая словно долго лежавший на солнце пергамент. Вся покрытая морщинами, с большими синими венами, которые будто толстые электрические провода окутывали кисть и предплечье. Я поднял руки к солнцу и прищурив глаза, которые тут же заслезились, развернул их ладонями к свету. Так всегда делал мой дедушка — единственный и самый главный мужчина в моей детской жизни.

В общем, когда я родился, шла война, с которой не вернулся папа. Так, остались только я, мама и дедушка. Жила наша небольшая семья в маленькой деревеньке на северо-востоке Чёрного моря, в Краснодарском крае. К слову, мой дедушка всегда говорил, что нам очень повезло родиться на этой плодородной земле избалованной солнцем.

Работать дед не мог, из-за больной ноги, которую придавило ещё до войны большим стволом дерева, когда он вместе с другими местными тушил пожар. Поэтому, содержание семьи было на матушке. Хотя дед негласно и был моей нянькой, но вслух этого никто никогда не говорил, боясь его обидеть. Кроме того, старик ловил рыбу и приносил её на стол, отказываясь сидеть бесполезной кучей хлама, как он сам говорил, в тёмном углу.

Я откинулся на спинку лавочки и почувствовал как горячие от солнца сухие доски, с потрескавшейся кое-где краской, на секунду обожгли мою кожу сквозь тонкую ткань рубахи. Вытянув ноги я зарыл пальцы в рассыпчатый песок ощутив прохладу. Так, должно быть ненадолго я задремал. Но вскоре меня разбудил настойчивый тонкий голосок:

— Дедушка, дедушка, просыпайся! А то обгоришь весь!

Открыв глаза я увидел прямо перед собой Петьку. Мальчугану было семь лет, однако это был ушлый парень. У нас тут все знали этого мелкого прохвоста, который любил залазить в чужой огород и лакомиться спелыми плодами.

— Чего тебе, Петенька? — спросил я специально тихо, чтобы не возбуждать лишний раз ребячий запал в этом парне.

— Как чего, дедушка!? — удивился мальчуган. Затем, он шумно вытер нос тыльной стороной руки оставив грязный след на щеке, — Но вы же обещали мне давеча рассказать, кто такой хороший человек, помните?

О! Хороший человек… Хм. Конечно я помнил, но втайне надеялся, что Петя забудет и отвлечётся на красные сочные яблоки моей соседки. Кроме того, я так уютно устроился тут, на лавке, что совсем не хотелось разговаривать. Но слово данное кому-то нужно непременно держать. Прежде всего, это был один из первых уроков, которые дал мне мой дед. Видно теперь мой черёд пришёл уроки раздавать…

— Ну садись, чего стоишь загораживая мне солнце? — сказал я притворно строжась. Обычно люди боялись, видя как я хмурю густые кустистые белесые брови на переносице. Но Петьку казалось это не заботило совсем. Мальчишка шумно плюхнулся рядом с моими ногами прямо на песок, словно куль наполненный морской водой и задрав голову вопросительно уставился на меня своими огромными голубыми глазами.

Тем временем, я снова откинулся на спинку лавочки и зажмурил глаза. Так, я наслаждался тем, как шумит всего в нескольких метрах от меня море и тёплый ласковый ветер ласкает кожу. Петька терпеливо молчал и мне это нравилось. К тому же я знал, что молчание даётся ему тяжело. Значит карапуз настроен серьёзно.

Подразнив его ещё пару минут, я кряхтя вздохнул и посмотрев Петьке прямо в глаза начал свой рассказ.

— Видишь ли, что бы понять значение фразы «хороший человек» нужно сначала разобраться с тем, что значит «хороший». Вот ты, Петька, как думаешь, почему ты хороший?

— Ну потому что я никого не обижаю, — фыркнул мальчуган начав рисовать маленьким ещё пухлым пальцев в песке какие-то каракули.

— Так, то есть ты ни разу не делал ни одного плохого поступка?

Петька перестал рисовать и насупился. Было видно, что мальчик не знал как ответить. Но я, сжалившись, сделал вид, что перебил его и снова заговорил:

— Мы часто с моим дедушкой ходили сюда. Почти каждый день. Кроме тех моментов, когда он уходил на рыбалку и возвращался к обеду, уставший. Так вот, мой дед сидел прямо тут, — сказал я похлопав рукой по лавке на которой сидел сейчас сам, — А я в это время купался пока не начинали синеть губы и дрожать ноги от холода. Потом, распластавшись рядом с дедом на горячем песке, я грелся и долго с ним разговаривал. Мне повезло, потому что мой старик тонко чувствовал природу, людей и научил меня этому.

Вот ты, например, когда у Петра Ильича с огорода клубнику стащил, а потом был пойман, что сделал?

Петька встрепенулся не ожидая вопроса и цокнув языком стал шумно оправдываться:

— Я потом ему все грядки прополол! И извинился! А затем ещё целую неделю воду таскал в баню, до сих пор мозоли на руках, вот! — мальчишка протянул мне ладошки, показывая исцарапанные ручки.

— А в огород его ещё будешь лазить? — спросил я позволив себе немного улыбнуться.

— Не-е-ет! Что вы, дедушка, мне так стыдно было. Да и мама сказала, что таскать чужое — хуже всякого позора. Вот я и решил, что у стариков точно ничего брать не буду. Разве что пару яблок, которые сами с забора свисают…

Петька запыхтел.

— Хм, — я посмотрел на горизонт и увидел, что солнце потихоньку ползло словно растопленное масло, вниз. Скоро станет прохладнее.

— Однако, когда я первый раз стащил у деда красивый крючок для ловли рыбы, он долго на меня смотрел слезящимися глазами, а потом хлопнув дверью ушел из дома. В итоге, две долгие мучительные недели дедушка со мной не разговаривал и вообще делал вид, словно меня не существует. Естественно, я поначалу злился на него. Потом пытался заискивать. А под конец просто сдулся, словно проколотое колесо и ходил понурый за ним по пятам. В конце-концов, старик всё-таки сжалился надо мной, сказав, что хуже воровства может быть только убийство. И ежели я вдруг захочу ещё что-то у него стащить, то лучше сразу его убить. А ещё дед добавил, что хороший человек никогда воровать не станет, потому что голодным сидеть привык и оттого делиться с ближним куском своим будет, но не забирать его.

Потом, спустя какое-то время, когда я немного подрос, произошёл один случай. Мой друг, Алёшка, купался и чуть не утонул. Хорошо спасли. Но говорить он от пережитого страха ещё долго не мог. Однако мальчишкам, друзьям его, быстро стало скучно сидеть около немого Лёшки и бросив его они стали играть сами по себе.

Но я не смог. Смотрел на друга и все время думал, а что если со мной бы так было? В общем, я от Алёши ни на шаг не отходил. Таскал его с собой гулять. Всё время разговаривал с ним, а тот хоть и слушал, а молчал всё равно словно рыба. Между тем, дед мой внимательно за нами наблюдал. И вот однажды он взял нас с Лёхой на рыбалку. Однако, прежде отвёл меня в сторонку и приказал рта не раскрывать, пока он не разрешит. В общем, я тогда ничего не понял, но деда послушался конечно.

В результате, с самого утра и до обеда, пока не наловили два ведра рыбы, все молчали. То есть, буквально ни слова никто не проронил. В общем, поначалу Лёшка комфортно себя чувствовал и ничего не замечал. Но потом он стал бросать в нашу сторону удивлённые взгляды, как бы спрашивая меня глазами, не поругался ли я часом с дедом? И так, до самого дома бросал то на меня, то на деда горячие взгляды, пока внезапно мой старик не рассыпал, аккурат у будки собаки, целое ведро с рыбой! Конечно, собака тут же начала жадно хватать пастью то, что мы так старательно ловили всё утро и половину дня. А дед стоял и смотрел молча на эту сцену, крепко держа меня за руку.

Однако Лёха вдруг словно ожил! Увидев, что мы не собираемся ничего предпринимать, он рванул вперёд словно ракета и поставив ведро стал собирать в него остатки рыбы. При этом Лёшка уставился на нас и возмущённо закричал:

— Ну чего вы стоите?! Собака же сейчас всё слопает, что мы тогда на стол принесём?!

Как только мой друг снова заговорил, в этот самый момент дед отпустил мою руку и позволил спасти остатки рыбы. Хотя второе ведро конечно у нас целым осталось. Потом, вечером, когда я почти засыпал после тяжёлого дня полного потрясений, дед подошёл ко мне тихо скрипя половицами, сел на край кровати и шёпотом сказал:

— Ты — хороший человек, сынок. Знаешь, такие как ты друзей в беде не бросают. Никогда.

Меня буквально распирало от гордости! От этих, казалось бы таких простых, но таких важных для меня слов. Помолчав немного в темноте, дед похлопал мои ноги, сквозь пуховое толстое одеяло и пошёл. Мне казалось, я даже расслышал от него слово «молодец». Но это не точно. Однако, позже я подумал, что мне просто показалась так оттого, что больно хотелось похвалы от мужчины, которого я безмерно любил и уважал.

— Ну и что тут такого? — буркнул Петька. Он всё время слушал меня завороженно, я это видел. Но всё-таки время от времени ему хотелось меня перебить. Тем не менее, карапуз терпел и стоило мне на секунду замолчать выдал свой вердикт.

— Ну как что? — я повел слегка затёкшими плечами и они жалобно захрустели, — Знавал я парочку плохих людей. Они, знаешь ли, при первой трудности готовы были подставить кого-нибудь. Или обмануть. И сочувствия у них не было и в помине. Только расчёт на то, что бы своя шкура целая была. А хороший человек не такой! Он открытый, словно настежь распахнутое окно. Но всё не так просто. Например, при этом всякая гадость в это окно не залетит, крылья обломает. У хороших людей душа — широкая, словно бескрайнее поле засеянное золотистой рожью. Светлая, даже в самые тёмные дни. Потому что любящая и сочувствующая, понимаешь?

Мальчуган снова посмотрел на меня недоверчиво. Однако теперь я видел в его глазах нечто похожее на первые ростки просветления. Кажется Петька что-то начинал кумекать в отношении нашей беседы, на свой лад. То же самое, например, происходило в моей голове после разговоров с дедом. Видно точно так же, как у Петьки, когда я был маленьким, работали мои мозги.

— Скажи, деда, — спросил малой слегка возбуждённо, — А вот то, что меня например ужасно злит, когда у меня старшие мальчишки отбирают что-то. И хочется их стукнуть сразу! Это нормально?

Я удивлённо посмотрел на мальчика:

— Конечно, Петя! — ухмыльнулся я, — Потому что ты своё отдавать не должен. Если только сам не подаришь. Запомни, защищать то, что принадлежит тебе, не стыдно!

Мальчишка быстро кивнул и мне на секунду показалось, что у него оторвется голова. С таким рвением он мотал ею. Тем временем, я немного устал. От долгого сидения заныла спина. Внезапно вспомнился мой дедушка, который мог вот так часами сидеть на этой лавке, наблюдая за тем, как я резвлюсь. И как ему удавалось столько высидеть с больным бедром?

— Пошли-ка в сторону дома, Петька, — сказал я вставая. Солнце почти коснулось тускнеющим диском горизонта, — Скоро будет темнеть и если ты не окажешься к ужину дома, твоя мать задаст тебе трёпку! Но по дороге ещё поболтаем.

Петька хоть и неохотно, но всё же встал, не позаботившись о том, чтобы стряхнуть прилипшие песчинки к его ногам и потрёпанным шортам. Он вежливо подождал пока я подниму свои старые кости и бодро зашагал рядом со мной по песку, в сторону деревни.

Какое-то время мы шли молча вдоль береговой линии. Не сговариваясь, оба решили помочить перед уходом ноги в теплой воде. Взрослея, с годами, я всё больше и больше понимал, что имел в виду мой старик, когда говорил о том, что нам повезло родиться именно тут. Почти круглый год солнце. Мягкий южный климат. Чистый пьянящий солёный воздух и люди. Самое главное, что было ценного для меня в этом крае — люди. Добрые, светлые, простые словно каша на воде. Но бесконечно мудрые. Я люблю свой дом. Свою Родину. Свою жизнь. И благодарен отцу, которого видел только на фотокарточке за то, что он и другие солдаты, сохранили для нас всё это.

— Красиво… — протянул между тем Петька, вытаскивая меня из моих мыслей, — Я люблю закат. А вы?

— И я, — поспешил ответить я, словно мог не успеть, — Любить свою землю, Петя, это тоже особенная черта хорошего человека. Подрастёшь, почитай Толстого, Булгакова, Шмелёва, Тургенева. Это наши великие писатели. Они хорошо о земле нашей писали, талантливо.

Петька кивнул, словно и правда запомнил все эти фамилии и собирался прочитать. Мне хотелось верить, что так оно и будет.

Тем временем, дойдя по воде до того места, где виднелась тропинка ведущая к деревне, мы вышли на песок. Ветер стал прохладнее, и ноги сразу озябли, почувствовав стремительно остывавший воздух.

— Мне кажется я понял, — сказал Петька, — Хороший человек, это тот, который умеет жалеть, любить и прощать. Так?

Мальчишка обогнал меня и развернувшись ко мне лицом шел задом наперёд.

— В точку! — сказал я довольно, — Ну а теперь можешь ответить мне на вопрос, чем по твоему хороший человек отличается от плохого?

Петька смешно нахмурил брови и прикусил губу. Было видно, как сосредоточенно он сейчас думает.

— Я думаю, — начал он неуверенно, — Что быть хорошим, значит любить свою землю, говорить правду, не воровать у чужих и защищать слабых! — закончил он с нажимом.

Подумав ещё немного и убедившись, что я не собираюсь его перебивать или исправлять, Петька воспрял духом и уверенно добавил:

— А ещё, быть хорошим, значит не желать никому зла, но не давать себя в обиду!

— Вот тебе и готовая формула! — подмигнул я.

Между тем мы дошли до дома, где жил мальчик. Я проводил его до калитки и смотрел как тот вприпрыжку бежит к себе. Остановившись у порога Петька повернулся и вдруг спросил:

— А вы скучаете по своему дедушке?

Я молча кивнул. Вдруг к горлу подступил комок. Однако совсем не хотелось расплакаться старческими слезами на глазах у пацана. Поэтому я с усилием сглотнул комок и сделал вид что закашлялся.

— А я буду хорошим? — не дождавшись ответа поинтересовался Петька.

Я удивлённо посмотрел на этого карапуза, который половину дня не давал мне спокойно отдыхать у воды, донимая расспросами:

— Ты уже хороший, Петя, — сказал я наконец, — Более того, у тебя огромное сердце, сильный стук которого я слышу отсюда.

Петька взялся за ручку двери и приоткрыв её напоследок шепнул мне так тихо, что я еле расслышал:

— Я больше не буду таскать с чужого огорода плоды. Хороший человек так не делает.

Затем он проскользнул в приоткрытую дверь и исчез, словно его и не было.

Стало быть, день подошёл к концу, подумал я шагая в сторону своего дома. Будет что вспомнить . Например, к вечеру я обыкновенно уже уставал. Давал знать о себе возраст. Но сегодня на душе было светло и чувствовался подъём! Дойдя до калитки своего дома я посмотрел на горящие тёплым жёлтым светом окна. Там, внутри, меня ждала семья.

Подняв голову к потемневшему небу я глубоко вдохнул и вдруг понял, что давно так не делал. Сразу захотелось жить! Дышать, точно так же, глубоко и мощно, каждый день, сидя у моря, слушая Петькину болтовню.

Между тем, в голове всплыли слова деда:

— Хороший человек ты, сынок! Крепкий, сильный, наш! Береги в себе это, не замарай за всю жизнь свою. Она длинная у тебя будет. Всякая. Но ты главное человеком оставайся. Остальное приложится.

И вот, я стою тут, на родной земле. Старый. Старше моего деда. А сердце мне кажется у меня молодое, крепкое. И самое главное, мне кажется я сегодня не зря день провёл. Вроде как даже мальчонку чему-то да научил. Авось Петька через много лет так же будет стоять, смотреть на усеянное звёздами небо и гордиться тем, что он — хороший человек!

Наши сказки очень любят звёздочки;)

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 7

Поставь звёздочки первым!

Поделиться:
Прокрутить наверх